На главную
Поиск по сайту:
Главная
Наш факультет
Фотогалерея
Кафедры
Экспедиции
Другие   
подразделения
Наука
Студенту
Абитуриенту
Полезные ссылки
БАКАЛАВРИАТ
МАГИСТРАТУРА
НАШИ ВЫПУСКНИКИ
ЦЕЛЕВОЙ КАПИТАЛ ИСТФАКА
English
Форум
Выпускники
Сервер УрГУ
Центр информационного
обеспечения сервиса
АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА СТУДЕНТОВ - ГОРБУНОВСКИЙ ТОРФЯНИК - 2017
ЭПИГРАФ
Сейчас лишь спальник и палатка,
Дешёвый кофе по утрам,
Об интернете не мечтайте. Гитара лишь по вечерам.
По 7 часов в грязи копаться, а утром устранять потоп.
Я уезжаю, мама, папа. Я уезжаю на раскоп.

Елизавета Басина

Автор текста - Андрей Мешков
Авторы фото - практиканты

Впервые осознав, что весь ближайший июль я проведу где-то под Нижним Тагилом, копая землю в компании своих лучших друзей, я начал ждать этого момента как подарка на Новый год. Наконец-то можно пожить «на природе», подышать свежим воздухом, отдохнуть душой, в конце концов. Каково же было моё удивление, когда всё оказалось ещё лучше, чем я рассчитывал.

На фото: руководитель отряда О.Н. Корочкова

Началось всё даже слишком спланированно, никто не потерялся, никто не опоздал, все 1 июля в 13:00 были там, где они должны быть, на вокзале. Попрощавшись с друзьями/родителями сели на электричку «Ласточку» по направлению «Екатеринбург – Нижний Тагил». Высадившись в солнечном Тагиле, мы могли лицезреть его красоты сквозь окно «Газели»: Лисья Гора, заброшенный демидовский завод, река Тагил и, конечно, родные сердцу панельные дома. Любоваться городом нам пришлось недолго, ибо уже через 40 минут мы были на 225 километре Серовского тракта, расставляя палатки.

Первые мнения, появившиеся у участников экспедиции, были таковы: «Господи, как тут грязно» - Татьяна Краева; «Когда едой кормить будут» - Евгений Холян; «Куда палатки ставить, мы со своими» - Мешков Андрей и Михаил Храмцов. В тот же день из лагеря уезжала группа студентов из Нижнетагильского Пединститута, а в лагере оставались школьники из Полевского археологического кружка. В общем – лагерь и головы гудели.

Второй день экспедиции дал понять, что мы сюда приехали заниматься конкретным делом. Пройдя по пролеску, когда-то бывшему древним озером, мы попали на непосредственно сам раскоп, находящийся на территории священного для древних людей бывшего острова. После краткого экскурса, проведённого Чаиркиной Натальей Михайловной, каждый получил по доброй лопате из «рельсовой» стали и отправился вгрызаться в землю.

Здесь каждый познакомился со всеми прелестями торфяниковой археологии. Для начала необходимо спилить корни, достигающее метра в диаметре, затем выкопать по периметру раскопа канавы, в которые будет стекать вода. Наличие этой воды и есть главная особенность раскопок на торфяниковых памятниках. Говоря в двух словах – она везде: она сочится из подземных ручьёв, из старых раскопов, с неба. Дабы решить эту проблему, на раскопе имелась помпа, однако мало того, что её приходилось постоянно перетаскивать, так она постоянно стремилась засориться «мяшей» - торфяной грязью. В таком темпе к третьему дню экспедиции практиканты садились на поваленную, бог знает когда, сосну, закуривали сигарету и с экзистенциальной русской печалью запевали «Чёрного ворона».

В таких настроениях всё проходило до 6 июля, когда из-за непрекращающегося дождя руководством экспедиции было принято стратегическое решение отпустить нас домой на два дня. К концу этих двух дней снова захотелось отправиться в «царство природы». И там мы обнаружили самый главный (после находок, разумеется) элемент экспедиции - душевных людей. Так практиканты познакомились с хоздоговорным отрядом Института истории и археологии УрО РАН.

Стоит отметить, что раскопа было два: южный и северный, а руководитель, до приезда остальных сотрудников УрО РАН, был один. Таким образом, работа поначалу шла медленно, с отводкой воды периодически возникали проблемы. Но до культурного слоя было ещё далеко. А затем появились хоздоговорники, показавшие, что значит снимать слой, как пользоваться нивелиром (к концу экспедиции этим навыком овладели все) и тахеометром, как правильно выкидывать землю из раскопа (на глубине двух и более метров это весьма актуально). Смотря на их работу, иных ассоциаций кроме как «В бой идёт старая гвардия» не возникало.

Набор душевных людей не ограничивался хоздоговорным отрядом, вместе с ними приехали два исследователя из Германии. Одного из них зовут Дирк, ему в экспедиции исполнилось 33 года. Он занимался 3D-моделированием раскапываемых объектов и подготовкой образцов для дендрохронологического анализа. Он нравился всем из-за своего чувства юмора, щедрости, доброты и простоватого непонимания нашего поведения и шуток. Благодаря его хорошему знанию английского языка студенты получили отличную языковую практику, хотя и люди, совершенно не знавшие английского, легко находили с ним контакт. Второй немкой была Сабина Райнхольд. Она руководила раскопками совместно с Натальей Михайловной, также брала образцы для стратиграфии со стенок раскопа.

С первых дней экспедиции нас убеждали, что вы перестанете думать о высоком, вас поглотят проблемы раскопок, разговоры о еде и неудобных палатках. В результате, всё получилось совершенно наоборот. Каждый вечер мы собирались у костра, и нам всегда было что обсудить. С Дирком мы обсуждали политику, взаимоотношения России и Запада, наши ментальности и, конечно, просто говорили о наших общих интересах. В такие моменты особенно не чувствуются различия между нами, хоть мы и из разных стран, говорим на разных языках и даже мыслим по-разному. С нашими «старшими» товарищами – магистрантами Анной Мосуновой и Татьяной Сидоркиной мы обсуждали наши дальнейшие пути на истфаке и то, как строить научную карьеру. Как известно, археология в современных условиях не существует без смежных наук. С представителями таких наук – учеными-палинологами нам также довелось познакомиться. Это были Татьяна Геннадьевна Антипина и её ученик Арсений. Они отбирали слои земли с целью изучения семян, оставшихся в ней, дабы выяснить, в какой флоре жили древние люди. И когда в конце рабочего дня все собирались у костра, Арсений брал гитару и осуществлял самую лютую игру песен Егора Летова, из всех мною слышанных.

И, наконец, начались находки. В торфяниках сохраняется дерево, и мы находили огромное его количество, особенно этим отличился южный раскоп. На самом деле, южный раскоп — это одно большое деревянное строение, многоуровневое, сложной формы из-за того, что когда-то в эпоху бронзы оно рухнуло. Раскапывать его — это отдельная головоломка. Необходимо ничего не сломать, отводить воду по торфяным канавкам и тщательно фиксировать каждый найденный объект. Однако, лично меня наиболее поразили мостки, найденные на северном раскопе. Осознание того, что несколько тысяч лет назад люди ходили по этим мосткам, падали с них, переставляли непередаваемо. Я увидел человека за этими памятниками, а это куда важнее, чем памятники ритуальной и ремесленной принадлежности, которых тоже было в избытке, ведь ты понимаешь, что ты идёшь на раскоп каждый день по таким же мосткам.

Даже не борясь с водной стихией, то есть в выходные, нам было чем заняться. Нам удалось посетить экскурсии в Нижнетагильском краеведческом музее и музее-заводе. Этот музей похож на подобные в Рурской области в Германии. Это заброшенный завод, принадлежащий ранее Демидовым и закрытый из-за своего морального и технического устаревания. Экспонаты музея – домны, печи, сталепрокатные станки и сами цеха поражают воображение. Даже неопытного взгляда хватает, чтоб понять, в каких нечеловеческих условиях работали предки современных тагильчан, откуда в них такая приверженность к металлургии. Особенно «металлургический» склад тагильского ума мы ощутили уже непосредственно в городе, ибо в тот день праздновался день металлурга. Это для Тагила как день Победы, день России и день города в одном флаконе.

22 июля практика закончилась, однако экспедиция — ещё нет. Некоторые из нас решили остаться, просто потому, что мы оказались в очень приятном для нас месте. Мы ощущали некую общинность, семейность. Испытывали максимальные формы альтруизма и сплочённости. Всё то, что нам так нравилось: разговоры, спокойствие — единение приобрело ещё большие масштабы. В самый последний день мы отправились втроём с Сергеем Евгеньевичем Чаиркиным закапывать последний оставшийся раскоп. И мы были поражены этим человеком. Мы и раньше слышали, что он является одним из первооткрывателей Игнатьевской и Каповой пещер, но подробности наполняли нас уважением к этому человеку. В холод, с палаткой и спальниками, суммарно весившими 20 килограмм, без точных карт, со сбоящим из-за обилия железных руд компасом, они исследовали одну пещеру за другой в кромешной тьме. Это восхищение духом авантюризма дополняло и то, что Сергей Евгеньевич обладал наилучшей внешностью для спелеолога – коренастый, с добрым лицом и характерными усами он походил на гнома из вселенной Толкина.

Каждый практикант, прошедший через это не только получил навык археологических раскопок и жизни в походных условиях, но и получил уникальный жизненный опыт, ощущение коллективности и сплоченности, открытости друг перед другом, искренности, с которой люди живут в прекрасном уральском лесу навсегда останутся в памяти каждого, кто был летом 2017 года в экспедиции на Горбуновском торфянике.

Отдельно хотелось бы упомянуть людей, без которых эта экспедиция не была бы так хороша. Это руководитель практики — Корочкова Ольга Николаевна, без помощи которой наш рацион, как и наше восприятие экспедиционной действительности, были бы на порядок хуже. Это сотрудники хоздоговорного отряда: Евгений Вилисов, Анна Путьмакова, Вероника Хохлова, Сергей Чаиркин, Никита Голованов, без помощи которых мы бы так ничему и не научились на этой практике, без которых мы бы не знали столь много о культуре археологического сообщества и о его традициях.

А ТЕПЕРЬ - ПЕСНЯ!
На мотив песни Ляписа Трубецкого – «Капитал»

«Я ем сапропель, торфом заедаю,
Моя лопата канаву расширяет.
Гром и молнии, туманы и дожди,
Мои находки видят в музеях всей страны.

Припев:

В левой руке шпатель,
В правой руке штык,
Мой пиар-менеджер –
Сапропель…»

Групповое авторство.

...ЕЩЕ ОДНА!
На мотив песни Камеры бабочек – «Ты знаешь, у нас будут дети»

«8 утра - команда «Подъем!»,
И мы все дружно вместе встаём.
Мы идём на завтрак, а потом на раскоп,
Где Ксюша провалилась в колодец - оп!

Припев:

Буль-буль-буль, я плыву на раскопе,
Прямо как во всемирном потопе.
Я копаю землю во благо народу.
Нашёл идола? Да ну его в воду!

У нас на раскопе есть югославки,
А конфетки в раскопе очень уж сладки.
Мы много копаем и утром, и днём,
И в яме скоро друг друга найдём.

Припев.

"Валера, где помпа?" - слышится голос,
В грязи намокает последний мой волос.
Работу закончим - в палатку пойдём,
Где крепким сном мы до завтра уснём».

Припев.

Елизавета Басина.

Назад
Copyright УрГУ
Написать веб-мастеру
Адрес факультета:
г. Екатеринбург,
ул. Тургенева 4.
Тел. (343) 389-94-50
Факс (343) 389-94-50
E-mail: hist@urfu.ru

Rambler's Top100